Инвесторы из Кремниевой долины снова держат вектор на Европу

На сегодняшний день стартапы из Европы могут рассчитывать на инвестирование больше, чем когда-либо, ведь они привлекают внимание известных американских фондов все больше и больше. Аналитики утверждают, что по итогам года американские инвесторы примут участие в каждом пятом Европейском раунде и инвестируют почти треть от собранных средств. Почему на сегодняшний день знаменитые венчурные капиталисты из Америки считают, что будущее мирового бизнеса находится именно в Европе?

Дэнни Раймер, партнер Index Ventures, открыл в Кремниевой долине штаб-квартиру компании и инвестировал в облачный сервис Dropbox, интернет-магазин Etsy и корпоративный мессенджер Slack. С тех пор он пробыл в Кремниевой долине 7 лет, несмотря на то, что постоянно собирался вернуться в Лондон. В 2002 году под руководством Раймера в Лондоне открылась еще одна штаб-квартира Index Ventures.

Только в прошлом году Раймеру удалось осуществить задуманный план совместно с инвесторами из венчурных фондов США (Benchmark, New Enterprise Associates и Sequoia Capital), которые также прибыли в Англию. Сейчас они заключают сделки в Европе, встречаются с основателями стартапов на постоянной основе и рассматривают варианты открыть перманентные представительства.

Раймер рассказывает, что ранее для него был совершенно удивительным тот факт, что Американские инвесторы игнорировали Европу и не видели в ней будущего. Дэнни Раймер родился в Канаде, но вырос в Швейцарии и начинал свою карьеру в Англии. После семи лет работы в Америке, Раймер решил вернуться в Старый Свет и получил звание самого успешного венчурного инвестора Европы в 2019 году. Также он получил третье место среди самых успешных венчурных инвесторов Европы в европейском «списке Мидаса» благодаря инвестициям в такие стартапы как: мессенджер Discord, онлайн-магазин одежды Farfetch, косметика Glossier и платформа Squarespace.

Раймер рассказывал, что на его глазах венчурные инвесторы вкладывали деньги не в Европейские стартапы, а, например, в такие страны, как Китай, Индия, Латинская Америка. Один именитый инвестор из Уэльса как-то назвал Европу музеем, а сейчас его компания находится в поиске перспективных стартапов по всему миру, рассказывал Раймер, ссылаясь на партнера Sequoia Capital, миллиардера Майкла Морица, который много лет тому переехал в Кремниевую долину, где стал инвестором Yahoo и Google.

Сейчас Европейские стартапы (особенно технологические) привлекают все больше инвестиций, чем когда-либо ранее. Все чаще средства поступают от элитных венчурных фондов США. Как сообщает инвестиционная компании Atomico, в 2019 году в Европе стартапы получат средства в объеме $34,3 млрд, что является рекордным показателем. Почти треть этой суммы, а именно $10 млрд, поступит из Соединенных Штатов. В 19% раундов в числе инвесторов можно будет найти американский фонд (в 2015 году, когда аналитики Atomico инициировали статистику, этот показатель был вдвое меньше).

Американские инвесторы уже давно начали интересоваться европейскими компаниями. Венчурный фонд Accel из калифорнийского Пало-Альто открыл офис в Лондоне почти 20 лет назад. За ним последовало немало других инвесторов. По словам французского инвестора Филиппа Боттери (шестой номер в европейском «списке Мидаса») из-за экономического кризиса, инвесторы вынуждены были уйти из Европы. Сам Боттери стартовал свою карьеру в Сан-Франциско в венчурном фонде Bessemer Venture Partners. Уже в 2011 году он переехал в Англию на работу в Accel.

Именно мировой экономический кризис предшествовал возвращению инвестиционных компаний США в Европу. Это произошло по причине того, что во время кризиса многие основатели стартапов в Европе сфокусировались на Америке, где надеялись получить более свободный доступ к разработчикам, клиентам и бизнес-инкубаторам, например, таким как Y Combinator. Ярким примером того периода послужила ситуация с братьями Коллисон, которые уехали из Ирландии, чтобы основать платежную систему Stripe. Рынок Европы и так был не в лучшем своем состоянии, из-за того, что в каждой стране был свой язык и свои правила. Когда в 2016 года Великобритания проголосовала за выход из Европейского союза, Европа столкнулась с новой проблемой Brexit, обсуждение которой продолжаются и сегодня. Помимо того, Евросоюз ужесточил правила использования пользовательских данных, тем самым бросив вызов масштабным технологическим компаниям.

Офелия Браун, основательница венчурного фонда Blossom Capital в Лондоне, рассказала нам, что раньше инвесторы из США с большим недоверием относились к перспективным европейским технологическим компаниям. Офелия работала в Index Ventures с 2012 по 2016 год и не раз бывала на деловых встречах на Западном побережье Америки. Все отказывались от идеи инвестировать в Европу, где на то время, люди практически не путешествовали, онлайн торговля была непопулярной, а индустрия компьютерных игр и вовсе не развита. По сути, для Америки в Европе не было ничего значимого, по словам Браун. Когда в 2017 году Офелия попыталась привлечь финансирование для своего фонда Blossom Capital, большинство инвесторов из Европы твердили, что новые компании имеют гораздо больше возможностей в Америке или Китае, но никак не в Европе. Браун рассказывает, что сейчас, когда прошло два года, ее стали постоянно спрашивать о стартапах в Европе.

Что этому предшествовало? Крупные компании из Европы, такие как Spotify и Adyen провели IPO успешно. К тому же, условия для развития новых компаний существенно улучшились. Все это значительно облегчило процесс привлечения венчурных фондов США, которые на родине столкнулись с высокой конкуренцией, и теперь уже готовы инвестировать немалые средства в Европе. В апреле 2018 года Spotify, шведский стриминговый сервис, провел прямой листинг, а через два месяца на бирже появилась Adyen, нидерландская платежная система. Общую рыночную стоимость Spotify и Adyen оценивают в $50 млрд. После IPO онлайн-магазина одежды Farfetch в Лондоне и рекламного сервиса Criteo в Париже многие миллионеры проявили желание инвестировать в небольшие европейские технологические стартапы. Согласно данным Atomico, на сегодняшний день в Европе есть 99 стартапов с оценкой от $1 млрд. Для сравнения, в 2015 году их было только 22.

Боттери рассказывает, что раньше под вопросом была даже сама возможность возникновения в Европе компании с оценкой в $1 млрд. После того, как рынок оценил Adyen и Spotify в десятки миллиардов долларов, благоприятные условия для развития новых компаний появились в двенадцати крупных Европейских городах — не только в Тель-Авиве и Лондоне. При составлении европейского «списка Мидаса» Forbes также учитывает инвесторов из Израиля. Сейчас основным вопросом является возможность появления в Европе компании стоимостью более $100 млрд. Боттери сообщает, что ответ на этот вопрос он сможет дать только через несколько лет.

Для некоторых стартапов, например таких, как румынский разработчик ботов UiPath и производство программ по управлению бизнесом Pipedrive из Эстонии, приток венчурного капитала из Америки, это не просто деньги. Финансирование из США для предпринимателей из Европы — это возможность сотрудничества с потенциальными клиентами из Америки, возможность найти там высококвалифицированных специалистов и познакомиться с людьми, которые помогли масштабировать бизнес таких компаний, как Google, Slack и Facebook. Получив одобрение от именитых инвесторов, стартапы получают и ажиотаж, который, как правило, приводит к узнаваемости их бренда.

Существенным является тот факт, что инвесторы из США стараются не афишировать то, что находятся в активном поиске потенциально прибыльных стартапов в Европе. Только венчурный фонд Lightspeed Venture Partners, в октябре публично объявил, что партнер из Лондона Ритис Виткаускас теперь занимается сделками с Европой. Остальные инвестиционные компании США не стремятся привлекать к себе внимание. Некоторые источники, близкие к New Enterprise Associates, сообщали, что их ведущие инвесторы, которые управляют активами в $20 млрд, недавно были в Лондоне. Сообщается, что New Enterprise Associates планирует увеличить свои инвестиции в европейские компании. Партнеры Sequoia Capital Пэт Грейди и Мэтт Миллер также были в Лондоне и проводили собеседования с потенциальными сотрудниками (ранее в Европе у них не было штатных сотрудников). Представители Sequoia Capital и New Enterprise Associates отказались комментировать данную ситуацию.

Сейчас все больше инвесторов из США приезжает именно в Лондон. Более того, некоторые из них остаются там на несколько месяцев. Гарри Стеббингс, ведущий подкасты The Twenty Minute VC, который взял интервью у многих инвесторов в США, рассказывает, что раньше ему всегда приходилось лететь в Америку, чтобы увидеть своих знакомых и друзей. А сейчас в этом уже нет необходимости, потому что еженедельно от трех до пяти венчурных капиталистов приезжают в Лондон.

Пинг Ли, партнер венчурного фонда Accel из Кремниевой долины, уже несколько месяцев проживает с семьей в Лондоне. Когда его спросили, навсегда ли он переехал в столицу, Ли ответил, что слишком много времени проводит на борту самолетов British Airways. Он утверждал, что через несколько месяцев планирует вернуться в Калифорнию. Инвестор также сообщил, что венчурный фонд может называть себя ведущим только в том случае, если у него есть представительства во всем мире.

Венчурные фонды, которые пока не собирались открывать офисы в Лондоне, вызвали ажиотаж среди локальных инвесторов. Они подтвердили информацию о том, что инвесторы фонда Kleiner Perkins Мамун Хамид и Илья Фушман из США уже активно работают в Европе. Венчурный фонд Benchmark, который инвестировал в такие успешные мировые компании, как Snap и Uber, стал инвестором производителя программного обеспечения с открытым исходным кодом Elastic в Амстердаме. Кроме того, Benchmark также недавно инвестировал средства в гаагский разработчик Sketch и лондонский стартап Duffel. Партнер Benchmark Четан Путтагунта считает, что сейчас Европа находится в центре внимания у инвестиционных компаний.

Удивительно, что интерес инвестиционных компаний к Лондону вырос, несмотря на предстоящий выход Великобритании из ЕС. Но, несмотря на это, лондонские инвесторы стараются не паниковать. Мартин Миньо, инвестор из лондонского офиса Index Ventures, считает, что выход из Евросоюза сам по себе ничего не означает. Единственный важный вопрос заключается в том, будет ли специалистам по венчурным инвестициям сложнее приезжать работать в Англию? Это станет понятно только со временем. В этом году Мартин Миньо, обладатель гражданств Великобритании и Франции, занял седьмое место в списке самых успешных венчурных инвесторов Европы. Раймер рассказывает, что он семь лет проработал в США и не сказал бы, что американский политический климат более благоприятный чем Европейский.

В ноябре Раймер принял участие в конференции для основателей стартапов и инвесторов Slush, которая проходила в Хельсинки и собрала 25 000 человек. Дилан Филд — генеральный директор именитого калифорнийского онлайн-сервиса разработки интерфейсов Figma, был в списке приглашенных. Партнеры Index Ventures точно позвали бы Филда в Кремниевую долину, если бы он был европейцем. Но учитывая тот факт, что 80% пользователей Figma проживает за пределами Америки, Раймер хотел, чтобы Филд лично познакомился с представителями технологического сообщества Европы.

Источник материала: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/388687-vozvrashchenie-v-staryy-svet-pochemu-investory-iz-kremnievoy-doliny

Image for post
Image for post

Investment Company & Startup Incubator of traffic-driven Early Stage businesses

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store